-->

Вырвич А. Л.

фото в форме

Подборка стихов Александра Леонидовича Вырвича –

1953 года рождения, выпускника Калининского суворовского военного училища, Московского высшего общевойскового командного училища им. Верховного Совета РСФСР – в 1975 году (с золотой медалью), Военной академии им. М.В.Фрунзе; генерал-майора.

За добросовестную службу, а также участие в боевых действиях и миротворческих операциях (ЦГВ-Чехословакия, Чечня, Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, США) имеет награды СССР, России, Чехословакии, Южной Осетии и Приднестровья, в том числе «Орден Мужества» и медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За укрепление боевого содружества».

Являясь членом Союзов писателей России и Приднестровья, пишет стихи, прозу, песни, публицистику, литературную критику и пародии; выпустил 9 авторских сборников.

В 1996 стал лауреатом первой премии литературного конкурса имени C.Т. Аксакова, проводимого Оренбургской организацией Союза писателей России, в 2001 году – лауреатом Всероссийской литературной премии «Традиция», в 2015 году – дипломантом Всероссийской литературной премии имени генералиссимуса А.В.Суворова и лауреатом Национальной премии «Золотое перо Руси».

Проживает в г. Домодедово Московской области, являясь руководителем Литературного объединения «Белый камень» городского округа Домодедово, редактором ежегодного литературного альманаха «Вдохновенье моё — Домодедово» и сборника для семейного и детского чтения «Домовёнок». Член ЛИТО им. Героя Советского Союза писателя В.В.Карпова при ВХСП ЦДРА им. М.В.Фрунзе.

О ВОЙНЕ, ЛЮБВИ И МИРЕ

 

О войне, любви и мире

Я в своих стихах писал

И своей военной лире

Никогда не изменял.

Да войны нет и в помине! –

Грозный критик говорит.

Не по этой ли причине

У меня душа болит

За ребят, что служат честно

Не в Москве, а далеко…

И не всё о них известно,

И не очень им легко…

Но в задачу каждый вжился,

Чтоб «горячих точек» жар

Никогда не превратился

В общемировой пожар.

 

О войне, любви и мире

Я писал и вновь пишу,

Словно во Вселенском тире

След от пули я ищу.

Да прошла она навылет! –

Добрый доктор говорит.

Что мне раны фронтовые,

Коль душа моя болит!

Снова взрывы и тараны

Черносотенной орды.

Недобитые душманы

Снова строятся в ряды.

Вновь Россию обвиняют,

Новой санкцией грозят,

Русских слов не понимают,

Потому, что не хотят.

 

О войне, любви и мире

Буду я всегда писать,

Чтобы словно балансиром

Мир словами удержать.

Лишь любовь спасти мир сможет!

Так жена мне говорит.

Сердце любящее сложно

На убийство натравить.

Раньше красота спасала,

Но другие времена,

К сожалению, настали.

Зла, раздора семена

Всходят и зовут на битву,

И уже идёт она.

Повторяю, как молитву:

Мир любовь спасти должна!

 

СТРОЕВАЯ ПЕСНЯ

«КРЕМЛЁВСКИХ КУРСАНТОВ»

 

В курсантский строй попали мы с тобой,

Нам повезло и есть нам, чем гордиться.

Курантов бой летит над головой:

«Чтоб стать мужчиной, мало им родиться».

 

Училища традициям верны,

Придём на смену мы отцам и дедам.

Всегда готовы будем, как они,

Пройти под Красным знаменем Победы.

 

Мы учим здесь науку побеждать,

Чтоб в бой вести полки и батальоны.

Профессия – Россию защищать

Со звёздами нам ляжет на погоны.

 

 

ДОРОГИ, ВЫБРАВШИЕ НАС

 

Дороги, по которым шли,

Не мы, они нас выбирали

И дальше по судьбе вели

В неведомые вовсе дали.

 

И мир показывали нам,

Где вход парадный, где – изнанка,

Столичных улиц шум и гам

Сменяя тишью полустанков.

 

«Горячих точек» дымный жар

Сменялся пылью полигонов,

И южных гор крутой загар

Уже не приставал к погонам.

 

И цель у нас была одна:

Увидеть край дороги этой.

Хотя мы знали, что она

Идёт по кругу по планете.

 

 

* * *

 

Я готов открыть глаза,

Чтоб открылись наши души.

А ползущая слеза

Не мешает правду слушать.

 

Жаль, нельзя всё рассказать.

Правда голая жестока.

В ней границу надо знать,

Чтоб не пересечь до срока.

 

Проще было бы смолчать.

За молчанье кто осудит?

Я же стал стихи писать,

Потому что все мы люди.

 

Меньше знаешь – крепче спишь,

И душа тогда спокойна.

От того, что в душах тишь,

Начинаются все войны.

 

 

 

 

* * *

 

Стихи я начал на войне писать

Не потому, что был контужен

И до конца не мог понять,

Кому конфликт в Чечне был нужен.

 

Стихи я начал в сорок лет писать

Не потому, что был простужен

И даже там привык молчать,

Где голос мой был очень нужен.

 

Стихи я начал от любви писать.

Здесь ни при чём при свечках ужин.

С трудом, но начал понимать,

Что жил не так, как было нужно.

 

Стихи я начал потому писать,

Чтоб в сорок лет в бою под Сунжей

Успеть «люблю» тебе сказать.

Тогда не страшно умирать,

Стихи расскажут всё, что нужно.

 

ПРОБЛЕМА ВЫБОРА

 

Солдат войну не выбирает.

Проблема выбора сложна.

Её, вообще, другой решает:

Сначала мир, затем война.

 

Жаль только, тот, кто выбирает,

В окопах с нами не сидит,

Глаза друзей не закрывает,

В глаза их жёнам не глядит.

 

Судьба-злодейка выбирает

Кому споткнуться и упасть,

Кому-то пасть на поле брани,

Кому-то без вести пропасть.

Ну, а солдат что выбирает?

В кого, когда и чем стрелять?

Вот только не всегда он знает,

За что ему-то умирать.

 

ТЫ – ПОЛИТИК, Я – ВОЕННЫЙ

 

Ты – политик, я – военный.

Ты устал, я тоже нервный.

Ты решил, я приказал.

Ты послал, и я послал.

 

В чём же разницы меж нами?

Оба заняты делами.

Да вот слали мы, ей-ей!

Ты – бумагу, я – людей.

 

Но такое вот бывает:

Вдруг бумага пропадает.

Ну, а люди – не игла.

Странная идет игра.

 

Вместе делаем ведь дело.

Быть виновным надоело

За державный интерес.

Я ж не сам туда полез.

 

Я – военный, ты – политик.

В госмашине просто винтик.

У тебя в руках ключи,

Правильно меня включи.

 

 

 

* * *

 

Мы пришли в Чечню не ради славы.

Деньги тоже не прельщали нас.

Просто есть проблемы у державы,

А в уставе слово есть: «Приказ».

 

И в строю слова не затерялись:

Совесть, долг, Отечество и честь.

Были те, что сразу отказались.

Мы же просто вымолвили: «Есть!»

 

Да и нет в Чечне альтернативы,

Кроме «силой силу превозмочь».

Ищут пусть историки причины,

Наш же долг – Отечеству помочь.

 

И война в предгориях Кавказа

Пусть коснется наших лишь семей,

Чтобы не пошла гулять зараза

От Кавказа по России всей.

 

 

 

 

 

 

ПИСЬМО ИЗ ГРОЗНОГО

 

Тяжелая военная работа.

Что делать: на войне, как на войне.

Но я смотрел на дорогое фото

И сразу легче становилось мне.

 

Пронзила сумрак трасса пулемета.

Не скоро засыпать нам в тишине.

Как хорошо, что я имею фото,

Которое ты подарила мне.

 

Под пули никому лезть не охота,

Но я спокоен за себя вполне.

Твои глаза мне говорят на фото:

Чтоб ни случилось, ты поможешь мне.

 

И снова в ночь ушли за ротой рота.

Всё в норме, ведь я знаю, что ты мне

При встрече улыбнешься, как на фото,

Которое со мною на войне.

 

ПЕХОТА

 

Без пехоты побед не бывает,

С ней успех и удача в бою.

И любой фронтовик это знает,

Воевавший за землю свою.

Пусть огонь артиллерии страшен…

Всё снесёт, ведь она – «бог войны».

Пусть танкисты из танковых башен

Всем покажут, что очень сильны.

И пускай отбомбят самолеты,

И ракеты пускай пролетят.

Но пока не прошла там пехота,

Но пока не прополз там солдат,

До тех пор там победы не будет,

Потому что на карте стрела

Превращает пехотные судьбы

В города, рубежи и дела.

 

ОСЕНЬ НА КАВКАЗЕ

 

Стою на вершине, любуюсь горами.

Кавказ предо мною и сзади Кавказ.

О, что же, природа, ты делаешь с нами?

И злость, и обиду выводишь из нас.

 

А горы желтеющим лесом покрыты

Здесь осень-царица вступает в права.

Цвета её где-то дождями размыты,

И жёлто-зелёная стынет трава.

А выше, там властвует тундра над лесом.

Но всё ж не она завершает пейзаж.

Белеют вершины и всем своим весом

Реальность легко превращают в мираж.

 

Такому величию быть только в сказке.

Но взгляд с высоты возвращают назад.

Стою я в окопе с биноклем и в каске,

А рядом, на бруствере – мой автомат.

 

Когда же листва опадёт и откроет

Обзор, чтоб точнее вели мы огонь?

Срываю шиповник. Он, каплею крови

Алея, мою прожигает ладонь.

 

ОДА ПЕХОТЕ

 

За шагом шаг,

за взводом взвод,

за ротой рота,

Степенно, строго, не спеша,

идёт пехота.

Без суеты,

стряхнув со лба лишь капли пота,

Ведь быть с распутицей «на ты»

её работа.

Поддержки нет,

взлететь не могут самолёты,

А на семь бед – один ответ

из пулемёта.

Сто вёрст прошли

и сто пройти

ещё охота.

Никто не смог,

а мы смогли,

ведь мы – пехота.

Своё с собой.

Не ждет нас враг за поворотом.

Разыгран будет этот бой

по нашим нотам.

За шагом шаг,

за взводом взвод,

за ротой рота…

Победу тащит на плечах

своих пехота.

 

МЕДСЕСТРА

 

Почему «медсестра»? Что за слово такое?

Я не брат ей, а просто один из больных.

Только слышится в нём что-то очень родное,

И нельзя путь к здоровью представить без них.

Так в бою, в роковые минуты атаки,

Там, где смерть, как на тризне, вовсю правит бал,

Где на сером снегу распускаются маки

Рядом с теми, кто молча на землю упал

Остаются секунды на выбор дороги:

Или стой или дальше по жизни иди.

И решения здесь принимают не боги,

А медсёстры, изгнавшие страх из груди.

Сколько братьев по крови на землю вернули,

Сколько жизней солдатских от смерти спасли?!

Долетали до вас и осколки и пули,

И случалось, что вас с поля боя несли.

Эх, сестра-медсестра, что-то плохо мне снова.

Поддержи ты, как брата родного меня.

Милосердие к ближнему это основа.

Да и брат для сестры – это всё же родня.

 

 

ВЧЕРА ЗАКОНЧИЛАСЬ ВОЙНА

 

Вчера закончилась война.

В верхах закончилось брожение,

И ночью приняли решение,

И подписали соглашение,

И даже выпили вина.

 

Вчера закончилась война.

Никто победы не добился,

Нигде победный флаг не взвился,

И даже тот не застрелился,

На ком лежит войны вина.

 

Вчера закончилась война.

Причину помнят все едва ли,

Но убивали, жгли, стреляли,

Друзей погибших поминали

И пили горькую до дна.

 

Вчера закончилась война.

За страх, бессонницу, мученья,

За мужество и за терпенье,

А может, просто за везенье

Бойцов догонят ордена.

 

Вчера закончилась война.

Она была не мировая,

В пределах небольшого края.

Но эта разница большая

Солдатским вдовам не видна.

 

О том, что кончилась она,

Сама война ещё не знает

И по привычке убивает,

Но потихоньку убывает.

Когда долги раздаст сполна,

Тогда лишь кончится война.

 

 

ОДИНАКОВЫЕ РАНЫ

 

Нет, не был, не был я в Афгане.

Мой младший брат был ранен там.

И ноет в его сердце раной

Афганистан, Афганистан…

Что ж, повелось так изначально,

У каждого судьба своя.

И снова женщины печально

Нас провожают в те края,

Где, как бы нас ни называли,

Мы просто выполняем долг.

Да, не везде нас понимают,

И не всегда берем мы в толк,

Зачем и почему по склонам

Далёких гор мы рвёмся ввысь.

И низко головы мы клоним

И виновато смотрим вниз,

Когда один из нас устало,

Последний в жизни сделав шаг,

Вдруг застывает. По уставу

Не должен слёзы видеть враг.

У каждого своя дорога,

И каждому нести свой крест.

Лишь одному известно Богу,

Кто будет плакать из невест.

Мой брат вернулся из Афгана,

А я вернулся из Чечни.

И ноют в наших душах раны,

И одинаковы они.

ЖИЗНЬ ПОЛОЖИВШИМ

 

В сердцах родных, любимых, близких,

В короткой памяти друзей,

В граните скромных обелисков,

В мерцающих огнях свечей,

В кусочке хлеба на стакане

И в тишине вокруг стола,

Когда вас в третий тост помянем,

В морщинке, что у глаз легла,

Во взгляде сына, крике дочки,

У жён и матерей в глазах

И в седине, что на височках

Засеребрилась в волосах,

В земле, воде и небе синем

Вы остаётесь среди нас.

Жизнь положили за Россию,

Пусть помнит же она о вас

 

* * *

 

Вагон последний раз качнулся,

И шум колёс под ним затих.

А я от тишины проснулся.

Был полустанок мал и тих.

 

Подумалось, вот же натура,

Всё не привыкну к тишине.

Штык-молодец и пуля-дура

В горах остались, на войне.

 

Со мной лишь вера, что за правду

Стоял на линии огня…

И только шрам на локте правом,

И боль потерь внутри меня.

МОЖНО

 

Можно плыть по течению

Пусть решает река.

Можно прикосновением

Сбить с пути мотылька.

 

А затем в том покаяться:

Больше так не смогу.

Можно вежливо кланяться,

Улыбаясь врагу,

 

Наизнанку всё вывернув,

Тихо друга предать,

И оружие выверив,

Точно в спины стрелять.

 

Можно всё, что захочется,

Даже то, что нельзя,

Своё имя для почестей

Тайно в списки внеся.

 

Но запомни, пожалуйста,

Что, пройдя через ад,

Без какой-либо жалости

Зло вернётся назад.

 

И заденет нечаянно

Тех, кого ты любил,

И заставит отчаяться

Тех, кого не забыл.

 

И ударит неистово,

Всё сломает в судьбе,

Криком, болью и выстрелом

Отозвавшись в тебе.

 

 

ОФИЦЕРАМ

 

Завтра утром труба

Нас с тобою разбудит,

Пред рассветом судьба

Нас опять позовёт.

И штрих-коды дождя

Лица нам не остудят.

Ветер, вихри крутя,

Нас с пути не собьёт.

Так уж было не раз,

И не раз ещё будет.

Просто слово «приказ»

Нам известно давно.

Сами выбрали путь

И армейские будни.

И судьбу обмануть

Нам с тобой не дано.

 

ДОМОЙ!

 

Двадцатый час мы в самолётах.

Неправда, что Земля мала.

И тянутся часы полёта,

Как разогретая смола.

 

И медленно плывёт под нами,

С трудом вращаясь, шар земной,

Покрытый сверху облаками,

А снизу – сушей и водой.

 

Мы возвращаемся с учений

С обратной стороны Земли.

Но стоит результат мучений –

Мы крепче сделать мир смогли.

 

На двух крылатых бригантинах

Мы огибаем шар земной,

И тихо шелестят турбины:

Домой, домой, домой, домой!

 

 

 

ОТ КРАЯ ДО КРАЯ

 

Мы слушали дедов,

от края до края

Прошедших с войной планету.

Они говорили:

Пусть станет вторая

Последней войной на свете.

 

И вот наступило

от края до края

Новое тысячелетье.

И с ним на планету

пришла мировая…

Война мировая третья.

 

Зачем много танков?

От края до края

Ракеты пронзают вечность.

С оружием новым

пришла мировая,

Чтоб род загубить человечий.

 

Нет фронта и тыла.

От края до края

Ползут «живые снаряды».

С пластидом на пузе

идёт мировая

Дорогой от рая до ада.

 

Дома и машины

от края до края

От Грозного и до Багдада

Спокойно взрывает

война мировая,

Земного предвестница ада.

 

Террор и насилье

от края до края,

В заложниках – женщины, дети…

Почти бесконечно идёт мировая:

За первой, второй – третья.

 

И как всем спастись, коль

от края до края,

От жизни до скорой смерти

Нас тянет и кружит

война мировая

В кровавой слепой круговерти?

* * *

 

Пальмира, древняя Пальмира –

Известна людям с давних пор.

Сюда, пройдя почти полмира,

Из-под Москвы дошёл сапёр.

 

Он в Дрездене спасал картины,

В Афгане – молодых солдат,

А у Днестра снимал он мины,

Чтоб выжил персиковый сад.

 

Идут века довольно споро,

И новых варваров дела

Вновь надо исправлять сапёру,

Пальмира чтобы ожила.

 

Работа у него такая

Искать и находить, терпя,

В глаза опасности взирая,

Судьбу не сильно искушая

И смерть свою не торопя.

 

 

КОНЕЦ СВЕТА

 

С утра до самого обеда

Я на диване пролежал.

Конца всему, не только света,

Как обещали, ожидал.

 

Но ничего я не дождался.

Конец опять не наступил.

В который раз я оказался

И без руля, и без ветрил.

 

И день опять бездарно прожит,

Меня приблизив к «никуда».

А день, вообще-то был погожий,

Для вдохновенья и труда.

 

Вы ждёте вывод, назиданье?

Но, к сожаленью, мой удел –

Лишь ваше обратить вниманье

На кучу нерешённых дел.

 

На то, что время неизбежно

Считает каждому свой срок.

Не стоит так уж безмятежно

Ждать свой в газете некролог.

 

ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНИЕ

 

Бывает хмурым праздник

И – неудачным день.

В ночь накануне казни

Я мрачен был, как тень.

Меня не волновали

Проблемы палача,

Ни качество металла,

Чтоб всё рубить сплеча,

Ни состоянье плахи,

Ни толщина петли.

Проблема вся – в рубахе,

Что ночью принесли.

Фасон совсем не модный,

Не глажен воротник,

И он чуть-чуть свободный.

Я в галстуке привык!

Про цвет вообще молчу я.

Совсем не в тон носкам.

Нет, я не комплексую,

Но повода не дам

Врагам моим собраться

И, распушив хвосты,

Всем вдоволь насмеяться,

Держась за животы.

Зазря себе не льстите,

Имейте все в виду,

В таком убогом виде

На казнь я не пойду.

 

«ЕСТЬ ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ…»

 

Я с профессией этой знаком много лет.

Между жизнью и смерти оскалом

Находясь, получить я старался ответ,

Но судьба чаще просто молчала.

 

Не спеши, мол, ведь время ещё не пришло,

Вот придёт, сам найдёшь ты ответы

И поймёшь, повезло или не повезло,

И свои ли ты прожил сюжеты.

 

Не жалею, что выбрал на «раз» этот путь,

И с него не свернул я ни разу.

Было трудно? Наверно. Не в этом же суть.

Ведь не всё получается сразу.

 

Были шишки и раны.… К чему их скрывать?

Шрамы лишь украшают мужчину.

Но кому-то ведь надо страну защищать

По призванью, по рангу, по чину.

 

Знаю с детства – такая профессия есть,

Отдаёшь ей себя без остатка.

И понятия «долг», «офицерская честь» –

Не слова, а шаги по брусчатке.

 

Полигоны, ученья, казарменный быт…

Ну, и войны, конечно, не скрою…

А награды – отметки, что ты не забыт,

Что живым возвратился из боя.

 

А ответ на вопрос: «Тем ли шёл я путём?»,

Он не так уж и спрятан, наверно,

Если жив и здоров, то в вопросе своём

Отыщу я ответ непременно.

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОЧЕМУ?

Потому что, когда жизнь берёт в оборот,

Мол, пора, ожидай окончания века –

Я направо смотрю, не смотрю я вперёд,

Я равняюсь «на грудь четвёртого человека».

 

Вместе делаем шаг, а за ним – и второй.

Научили нас так: зря сомнений не ведать,

В бой ввяжись, победи…. Лишь потом умирай,

Ведь смешно умирать, не добившись победы.