-->

Зубков А.А.

Зубков Александр Александрович
Генерал-майор родился в 1955г. в семье фронтовика. Окончил Московское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета РСФСР, Военную академию им. М.В. Фрунзе, Военную академию Генерального штаба (1996г.), Академию народного хозяйства при Правительстве РФ (2006г). Служил в группе советских войск в Германии, Заполярье, Генеральном штабе. Прошел службу в должностях командира мотострелкового взвода, роты, батальона, отдельного разведывательного батальона, мотострелкового полка, первого заместителя командира дивизии, начальника штаба дивизии, начальника направления Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ. Стихи начал писать в зрелом возрасте, будучи командиром полка. Закончил службу в Вооруженных силах в звании генерала-майора. В настоящее время – после увольнения из Вооруженных сил РФ – работает в структуре нефтетранспортной организации. Является заместителем генерального директора компании ОАО «Связьтранснефть». Вырастил двух сыновей.

Начало (Служба в ГСВГ*)

Однополчанам 69 мотострелкового полка

Назначение

(эпизод первый)

Закончился отпуск. Китель достал.

Дорога на запад, Белорусский вокзал.

Друзья и подруги забили перрон,

К отправке готов лейтенантский вагон.

Сверкают глаза, ни грамма тоски,

На солнце блестят сапоги-стояки.

И только надежды, только мечты,

Успехи, дороги   вся жизнь впереди.

Веселье и шутки, улыбки девчат,

Родители грустно в сторонке стоят.

Пробиться к сыну теперь нелегко,

Уезжаю надолго и далеко.

Имущество все в сумке одной,

И все, что имею, ношу с собой,

Но главные богатства есть у меня:

Молодость, дерзость, честь и друзья.

***

Службу нести и воинский долг

Направлен в Проскуровский Краснознаменный полк.

Еще два ордена на знамени полка

Суворова, Кутузова и доблесть навека.

В январе сорок третьего полк сформирован

Рада, Днепр, Киев, Житомир,

Бердичев, Проскуров, Львов, Сандомир,

Силезия нижняя, Прага, Берлин.

Села, плацдармы, рубежи, города.

Кровью полита эта земля.

В битвах тяжелых, путь боевой

Каждый солдат – настоящий герой.

***

Назначен в пехоту, командиром взвода

Первый батальон, третья рота.

Казарма обычная, служба, наряд.

Койка героя приковала мой взгляд.

Фотография воина – капитан Балаян

Погиб на Днепре, истекая от ран,

Навечно зачислен в списки комбат.

Тридцать два героя на плацдарме лежат.

Их подвиг описан, память храня,

В повести «Батальоны просят огня».

В такие легенды такого полка

Судьба лейтенанта служить привела.

Тогда я не знал и понял потом,

Когда командовал в Заполярье полком,

Что все, что по службе сложилось у меня

Рождалось в стенах прославленного полка.

Командир полка

(эпизод второй)

Мой первый командир полка

Спокойный взгляд, короткие слова.

Мы пожирали взглядами его до дыр.

Для лейтенанта это самый главный ориентир.

Как он идет, как он стоит,

Как китель шит, что говорит?

Все было важно, интересно

Как успевал он все проверить – неизвестно.

Ночная подготовка – командир на стрельбе,

На утренней зарядке – на турнике.

Иду с поверки – в кабинете свет горит.

Подумал про себя: когда же все-таки он спит?

На полигоне под сплошным дождем

На местности задачу ставит он,

Наглажена форма, сапоги блестят

Как будто принимает на площади парад.

И если воины в походе подустали,

То командир, как вылитый из стали.

Глаза слипает, чертовски хочется спать,

Но нет у командира права раскисать.

Как первая учительница в школе

В строю, казарме, на плацу и в поле

Он командирской сути заложил основы

Чтоб к службе нелегкой – мы были готовы.

Взводный

(эпизод третий)

Взводу представлен, двадцать солдат

Внимательно смотрят глазами в ряд.

Таджики, узбеки, армяне, грузины,

Русские парни, орлы из Украины.

В целом полный интернационал

По их именам страну изучал.

На три-четыре года моложе меня

Двое постарше – такие дела.

Как подошел, как команду подал,

Что в перерыве занятий сказал,

Что по физо, как умею стрелять,

Знаю устав и могу ль наказать?

Все изучают и смотрят они.

Самые сложные – первые дни,

Некогда дух перевести

Стрельбы, конспекты, наряды, броски.

Марш, полигон, окопы, огонь

На Эльбу уходит в ночь батальон

На утро атака, привал и в район,

А завтра марш и новый полигон.

В такую вертушку я сходу попал,

Не помню как и когда отдыхал.

Первый месяц в полях пролетел

И вот наконец общага, постель.

До койки добрался, чертовски устал

И воскресенье до обеда проспал.

Мигом потом титан растопил,

И душ горячий меня ободрил.

***

Первый месяц службы подходит,

Комбат совещание в батальоне проводит.

Начальник штаба про учет говорит,

Журнал с расписанием должен «бить».

Сначала слушали первую роту,

Сказали, с учетом все очень плохо.

Затем подняли взводных второй,

Замечания те же – журнал никакой.

Подходит черед отвечать мне по теме,

Сердце стучит на полном пределе.

Взводный журнал я в руках не держал,

Что говорить от страху не знал.

Назвали фамилию, как на Голгофу встаю,

Глаза от стыда поднять не могу.

Но, что я слышу – молодец лейтенант,

У вас самый лучший в батальоне журнал.

Завершить совещание комбат не успел,

Как я ракетой в роту влетел.

Где замкомвзвода? Срочно ко мне!

Сходу командую старшине.

Читаю журнал как новую книжку

Каждую строчку, на каждой страничке

Прописаны темы, разбиты часы

К ним нормативы закреплены

Зачем эти вклейки в каждом разделе?

Бросаю вопросы по пройденной теме.

Со знанием дела сержант отвечает

Что штатных листов ему не хватает.

Так как в учете боевой подготовки

Надо прописывать попутные тренировки,

И нормативы не просто по номерам,

А по критериям, секундам и часам.

Меня так учили, товарищ лейтенант

Журнал подготовки веду я сам.

Доклад сержанта  меня потряс

Представить не мог такой мастеркласс.

Ведь самое важное, что в журнале

Реальные стрельбы, тренажи отражали,

А значит боевая учеба шла

Круглые сутки – 24 часа.

Учили военному делу по полной

Спасибо сержантам и ротным огромный

Так навыки ратного дела ковали

Так лейтенанты на службе мужали.

Танцы

(эпизод четвертый)

С первой получки гражданку купил,

Как водится в жизни, друзей угостил.

Пусто в кармане, но поет душа,

Погода прекрасна и жизнь хороша.

Чуть худощав и взгляд озорной,

Но главный козырь – что холостой.

Открыты двери всех общежитий,

В любом магазине – желанный посетитель.

А вечером танцы – их два месяца ждал,

То полигон, то в нарядах пахал.

Наглажены брюки, глаза горят.

Увидим в клубе красивых девчат.

В девять часов заходим в залу,

В центре танцуют красивые пары.

Кто-то в фойе снимает пальто,

В сторону нашу не смотрит никто.

Стоят принцессы, меж собой говорят,

О чем-то хихикают, поправляют наряд.

Как на подбор все хороши

Связистки, медсестры и врачи.

Пары танцуют, мы с другом взгрустнули.

Вдруг две красотки на нас взглянули.

Чуть оробели, уж больно хороши,

«Таких уведут. Серега, пошли».

В танце подруга потом рассказала,

Что сразу заметили новеньких в зале,

Стоят нос задравши до потолка,

Наверное лейтенанты королевского полка.

Потом говорили, смеялись, шутили.

Затем до общаги их проводили.

Потом на скамейке сидели вдвоем.

До встречи, подруга, завтра мне на подъем.

Решение

(эпизод пятый)

Осень золотая, проверка на носу,

Закончены стрельбы этапа эРТэУ*

Показатели хорошие, я на броне вздремнул,

Но планы с ног на голову Генштаб перевернул.

Учение со стрельбами готовился сдавать,

Заваливать мишени мне не привыкать.

Согласно расписанию – без боевой стрельбы

При этом есть вождение на скорости в ночи.

Задача упражнения идти без освещения

С потушенными фарами, по радио молча,

Чтобы противник сверху не видел выдвижения

Колонн и бронетехники на линию огня.

Но есть увеличение в приборе наблюдения

И риски приближения препятствия в пути.

Такие упражнения в период обучения

С водителями роты не проводил в ночи.

Я чую дело худо, к командиру иду,

Ночную тренировку провести прошу.

Какие занятия? Какое вождение?

Через трое суток – смотр вооружения.

Как в воду опущен в казарму бреду,

Что делать не знаю, но выход найду.

Еще свежи в памяти командира слова

«Седьмая рота ни разу не подвела».

Водить по элементам с приборами – освоили

Уверенно препятствия берем на танкодроме.

Но в колонне на скорости – дело другое,

Требует навыка, движение ночное.

Надо что-то придумать, надо выход найти,

Во чтобы-то ни стало, тренировку провести,

Маршрут по трассе должен пройти.

Дорога очень узкая, дубы на пути.

В казарму зашел, комбат встречает,

На завтра роту в караул назначает.

Еще не хватало, мне службу нести,

Но кажется, выход можно найти.

Почти авантюра в мозгу созревает.

Решение действовать мигом принимаю,

Мой караул технику охраняет,

О выходе в ночь никто не узнает.

Дежурным по парку поставлю взводного,

Когда-то решал подобные вводные.

Наряд заменить будет легко,

О выходе в ночь не узнает никто.

Дивная ночь, на небе луна,

Помощницей будет на марше она.

Кюветы подсветит, дорогу вперед,

И лунной дорожкой успех подойдет.

С Богом, поехали, тренировка пошла,

Машины тронулись все как одна.

Я в голове, верхом на броне,

Техник роты замыкает в хвосте.

Идем по полю, БэТээРы* в колонне

Добавляю скорость – чуть больше нормы.

Чтоб дрожь в руках водителей прошла,

Чтоб по приборам шли наверняка.

Заходим в лес, черно без луны,

Препятствия в просеке почти не видны,

Но для учебы надо было тогда,

Чтоб в темноте оставила меня луна.

Водитель чуточку влево забрал,

Удар ветки дуба стопор люка сорвал,

Шлепок по касательной, по голове,

Синяк под глазом, шлемофон на земле.

Техник докладывает, что два БэТээРа

Нарвались на пни внизу у карьера,

Подвеску разбили у передка,

Второй – пробил сразу три колеса.

Пробитые скаты быстро сменили,

Второй БэТээР на стяжке тащили.

Еще один сделали круг в лесу,

И к рассвету были уже в полку.

Зато на проверке все как по маслу,

Машины летели по первому классу.

На смотре заметил синяк генерал.

Где рота была, командир не узнал.

Завалил бы тогда ночное вождение,

Если б в лунную ночь не принял решение.

На разборе проверки не услышал слова –

«Седьмая рота полк не подвела».

Соревнование

(эпизод шестой)

7-ой роте 69 МСП, 1-ой роте 43 ОПО штаба ГСВГ

В масштабе группы войск, ранней весной

Объявлены соревнования по подготовке огневой.

Лучшие роты дивизий, полков

Бьются за звание роты снайперов.

В финал вошли две роты эРПэКа*

Одна – группы войск, другая – нашего полка.

Бойцы на подбор – гренадеры, строевики,

Лучшие воины – лучшие стрелки.

Результаты соперника изучал лично.

По каждой категории оценка «отлично».

Признаюсь честно, совсем не ожидал,

Что полк охраны так здорово стрелял.

Не раз на «отлично» огневую сдавал,

Но здесь присутствует борьбы накал.

Соперник рядом по дорожке идет.

Кто первый дрогнет? Кто курок сорвет?

Еще ответственность на психику давит.

Все здесь не просто, все на результат влияет.

И кроме занятий по обучению стрельбе

Нужны тренировки солдатской душе.

Умеет воин цели поражать,

Но навыки надо не расстерять.

И чтобы именно в день соревнования

У каждого бойца был настрой и желание.

А это уже не только огневая.

Здесь подготовка необходима иная.

Чувствовать надо пульс коллектива.

Не учит этому ни одна директива.

Кто-то письмо от девушки ждет,

Кто-то караульную службу несет,

Кто-то о доме в сердцах загрустил,

А кто-то по службе наряд получил.

Роту настроить, как инструмент,

Это непросто, здесь тонкий момент.

Надо развеять туман в голове,

Снять напряжение в каждой душе.

Для этого роту в городок вывожу

Песню запеть команду даю

И за отличное исполнение и старание

Снимаю ранее наложенные взыскания.

Проснулась рота в настроении хорошем

Грустные мысли остались в прошлом.

С песней на рубеж огневой пошла,

И доппитание пробил старшина.

***

Распутица, грязь, промокли сапоги,

На тусклом пейзаже мишени не видны.

Под вышкой центральной горячий чай,

Команда по стрельбищу «Огонь начинай!»

Волнение сильное, но оступиться нельзя,

За спиной твоя рота и престиж полка.

И как только первый рубеж уложил

С волнением справился и застрочил.

Соперник не промах, мишень поразил.

Идем нога в ногу, друг на друга косим.

Последний рубеж – два бегунка

Поразили оба, он потом я.

На каждом участке идут бои.

Кто вышел вперед? То мы, то они.

До первой осечки идет борьба,

В решающую смену назначен старшина.

Он старше меня по возрасту в роте

И у солдат в огромном почете.

На огневой подготовке регулярно стрелял,

Как правило, метко цели поражал.

«Давай, старшина!» — кричала рота,

«Вали соперника, на обед охота!»

И он отстрелялся уверенно, как всегда,

А полк охраны дрогнул тогда.

Потом водители успех развили,

Затем гранатометчики все цели поразили.

Бойцы обнимались, смеялись, шутили.

Соперник силен, но мы – победили!

Поощрение

(эпизод седьмой)

Инспекция закончена, итоги подвели.

Время планировать выходные дни.

Служим в Германии, в ГСВГ,

В центре Европы, на интересной земле.

Надо рискнуть, была ни была.

Иду напрямую к командиру полка.

Хочу солдатам Дрезден показать,

Прошу в автобусах не отказать.

Добро получил, вприпрыжку иду.

Поездка в Дрезден. Команду даю

«У кого замечу неопрятный вид,

Останутся в роте без всяких обид!»

В бытовке кипят не на шутку бои,

Бьются за щетки и утюги.

Волнение и радость в глазах ребят,

В галерею поехать все хотят.

Веселые лица, под колесом автобан,

Солдаты и я несемся к мечтам.

Картины увидеть и страну посмотреть,

На фото, конечно, все запечатлеть.

Чтобы потом по дембельскому альбому

Басни рассказать друзьям уже дома.

Чтобы родителям и подруге сказать,

Как лихо служил и умел отдыхать.

Внимательно в залах сюжеты смотрю,

И думаю сон это или все наяву.

Как хорошо, что отлично стрелял

И эту экскурсию организовал.

«Мадонну Сикстинскую» и полотна иные

Бойцы из глубинки увидели впервые.

Меж тем экскурсия к завершению подходит,

Ребята группами из музея выходят.

Самые смелые, доложив обстоятельно,

Просят по городу погулять самостоятельно.

Взглянул им в глаза, со старшиной поговорил,

И будь что будет, на час отпустил.

Время подходит, народ не идет.

Грустные мысли в голову несет.

На улицах города их след пропал.

Что я скажу? Зачем отпускал?

В центре сквера со старшиной стоим,

По сторонам напряженно глядим.

Вдруг слышу топот, не иначе мои!

Как на сто метров бегут пацаны.

Радость безумная бурлит внутри,

Черти бедовые не подвели.

Но внешнего вида не подаю.

В назначенный срок все стояли в строю.

Сухим пайком перекусили,

И на новую экскурсию покатили

Красоты смотреть Верхней Саксонии,

Крепость в горах – памятник истории.

Замок на отвесной скале стоит,

Реку Эльбу уже сто лет сторожит.

Вид потрясающий, в долину глядим,

Такое ощущение, что в небе парим.

Вышло все здорово, роту поощрил,

И командир полка меня не забыл.

Потом получил капитана досрочно

И академию Фрунзе – очно.

Экзамен

(эпизод восьмой)

личному составу 1-ого батальона

Должность свою практически сдал,

Пакую подарки в гросс-чемодан.

Пять дней до отвальной, поет душа,

Впереди академия, друзья, Москва.

Стук в дверь, посыльный воздух глотает

«Товарищ капитан, Вас командир вызывает!»

В дыму кабинет, хоть вешай топор.

«Есть, капитан, к тебе разговор».

Почечный колик комбата срубил,

Штабом мозгуем, кто б его заменил?

Завтра маневры, уходит батальон,

Этот район тебе хорошо знаком.

Другой батальон, но дело такое

Не могу поручить никому другому.

Ротные там – твои друзья,

Надо держать марку полка.

Какого черта? И кому это надо?

Подумал в сердцах: такая бравада

Перед академией мне не нужна,

А вдруг, что не так – прощай Москва.

Смятенье мое по глазам прочитав,

Сказал командир, со стула привстав:

«Так надо, а если б это было в бою,

Считай как личную просьбу мою».

И я до сих пор благодарю судьбу

За то, что не выпалил глупость свою.

И сделав глубокий выдох и вдох –

«Задача понятна, к маневрам готов».

***

В район выдвигались двумя маршрутами.

Я по колесному со связью и минометами,

Три мотострелковые роты на БээМПэ*

Второй колонной по гусеничной колее.

К пяти утра зашел в район,

КаПэ развернул и жду батальон.

Звонок, вызывает командир полка.

Чувствую – новая вводная.

Задача такая, батальон в ТВД*

Надо незаметно выйти к реке.

Плацдарм захватить и держать оборону

Пока не появятся наши пантоны.

С началом форсирования главных сил

У вас будет новый ориентир.

Действовать будете за супостата,

Иметь имитацию и маскхалаты.

Вертолеты будут в десять утра

На учебном поле десантного полка.

Задача понятна? Тогда вперед.

Время идет. Время не ждет.

На КаПэ батальона срочно звоню

Влет указания всем выдаю:

«Маскхалаты со склада получить в тылу,

Каша должна быть готова к утру».

По карте ищу склад боеприпасов,

Еще не втянулись в район запасы.

Начальника РАВ** отыскал с трудом,

Прошу на склад бежать бегом.

«Лечу десантом с первым батальоном,

Насадки нужны и холостые патроны» –

«Знаю, что ты лихой капитан,

Но без приказа патроные не дам».

Кручу телефон, полк вызываю,

Время летит, никто не отвечает.

В пылу разборки не слышу звонка,

Добро получено от штаба полка.

Вернулся в район, а пехоты нет,

Не могут по радио дать точный ответ.

Вот-вот где-то рядом, сейчас подойдут.

Но время не ждет, минуты бегут.

Тыловые «Уралы»*** враз разгрузили,

На аэродром пойдем на машинах.

Будет быстрее, чем на БМП.

Да и механики после марша не те.

Дым на опушке, БМП ревут,

«Быстрее родные – секунды бегут!»

Пехота не знает, что ждет через час.

Новая качка и полет натощак.

Одеть маскхалаты, магазины снарядить,

Горячий чай по флягам разлить.

В район посадки опоздать нельзя,

Идем десантом, такие дела.

Могу не успеть, время в обрез,

Меняю маршрут – иду через лес.

Не видно опушки, не видно винтов,

Неужели запутался в роще дубов?

Вдруг слышу удары по кабине «Урала».

Это пехота винты увидала.

Ну, слава Богу, к сроку успели,

И проверяющие повеселели.

***

В назначенный час полет начинаем,

На виражах в вертолете качает.

С планшеткой к штурману подхожу,

Район высадки показать прошу.

Точку на карте поставил майор.

Шум от винтов заглушил разговор,

Толком не понял, что он говорил

Про главный при высадке ориентир.

Вертушки парами на поле садились,

Все было быстро и винты испарились.

Голову поднял, висит вертолет.

Кого это, думаю, ко мне несет?

Командующий армией сверху наблюдает,

Действия десанта, оценивает и проверяет.

Где вы находитесь? Спросил командарм,

Кругом оглянулся и карту достал.

Мигом из сумки планшет достаю,

На штурмана точку ставлю свою.

Находимся здесь. Уверенно говорю

И карту командующему подаю.

Долго полковники карту крутили,

О чем-то с командующим говорили.

«Слушайте вводную, товарищ капитан,

Вертолеты противника висят вот там».

Внимание «Воздух» сигнал подаю,

На спину падают роты в строю.

И согласно тактической теме

Огонь заградительный ведут по цели.

Сотня стволов длинными очередями

Зеленого поля тишину разорвали.

Дыма, огня и шума гармония.

Это была не стрельба, а симфония.

Эффект был мгновенный и полный.

Командующий стоял, как завороженный,

Достал сигареты, курил и молчал.

И, выдержав паузу, спокойно сказал:

«Вижу Вы местность хорошо эту знаете

И вводные также лихо решаете.

Люди обучены стрелковой сноровке.

Действуйте дальше по обстановке».

Командующий с группой к реке полетел,

А я на крыльях в небо взлетел.

Как здорово, что при полете

Место посадки уточнил у пилота.

Что вышли в район и вовремя сели,

Что ленты патронами снарядить успели,

Что радуга в небе наполнена цветом.

Как здорово, что мы – сделали это!

***

Продолжаем движение по берегу реки,

К объекту должны незаметно зайти.

Фруктовый сад – обойти нельзя,

Слева болото, справа река.

Команду даю: «Яблок не рвать».

Нельзя на пути следы оставлять.

Мигом без шума сад пробежали,

Яблок спелых бойцы не сорвали.

Еще испытание – пляж впереди,

Также нельзя его обойти.

Народ отдыхает, дети играют,

Девушки стройные – загорают.

Проникшись игрой и важной задачей,

Душой в обстановку вросли солдаты.

И яблок хотелось и на девчат поглядеть,

Но в нужный момент умели терпеть.

Солдаты, да что там, все офицеры

От обстановки такой очумели.

Задачи и вводные в сжатые сроки

Решала впервые пехота в полете.

Тревога ночная, в районе к утру,

Качка на марше, горечь во рту.

Река, переправа, девушки, пляж.

Приснится с трудом такой пассаж.

И вот мы у цели, траншею копаем.

В бинокль берег чужой наблюдаю.

Вдруг слышу голос из окопа:

«Товарищ капитан, у меня здесь что-то».

Как оказалось – шашка тротила.

На поле имитации угодить подфартило.

Команду даю на сто метров вперед.

И тут начался артиллерийский налет.

С тех пор имитация в ухе сидит

И громче обычного стал говорить.

Меж тем уже вижу БМП командира,

На берег выходит штабная машина.

Задачу решил – поздравляю герой,

А ты говорил, что не твой батальон.

Бой продолжается. Потом отдохнем,

Сейчас переходите во второй эшелон.

Потом саперы понтон навели,

Потом БМП и тылы подошли.

Привал на обед – минутка покоя.

Бойцы котелки приготовили к бою.

Кашу метали пока не остыла,

Жадно курили и громко шутили.

Я тоже шутил, хоть чертовски устал.

Вот так в академию меня полк провожал.

2011


* ГСВГ – Группа советских войск в Германии* РТУ – ротное тактическое учение

* БэТээР – БТР   бронетранспортер

* РПК – рота почетного караула

* БМП – боевая машина пехоты

* ТВД – тактико-воздушный десант

** РАВ – ракетно-артиллерийское вооружение

*** Урал – Урал 375 грузовой автомобиль



 

ПОХОД

Кремлевцы

Двадцатилетию встречи 100-го выпуска МВОКОЛКУ

Мы- эМКаПУ, эМВОКОЛКУ*- кремлевцы!

Мы- ассистенты и знаменосцы,

Строя парадного — специалисты,

Неисправимые максималисты.

Мы от подъёма и до забора,

Больше зонта головные уборы.

Мы же- мечтатели и просто романтики.

Мы же курсанты- вчерашние мальчики.

Бритозатыльные, тощие, длинные,

Первые в драке, глазами невинные.

Вечно ушитые и наутюжены,

Часто залётные и неуклюжие.

Мы- марш- броски и воскресные кроссы,

Как колокольчики звонкоголосы,

Мы же- с дуринкой, тревоги- до одури,

Где там гусаром с их бешенной удалью.

Мы- лейтенанты щеголеватые,

Мы- кавалеры и с дамами франты мы.

Ротные мы и комбаты хрипатые,

Мы- генералы молодцеватые.

Мы- не идем, а летим на параде,

И две дистанции нам не преграда.

В равнении четко печатаем шаг,

Привет эМКаПУ! Встрече нашей я рад!

1997

*МКПУ, МВОКОЛКУ сокращённые наименования Московского военного училища.

 

Марш-бросок

Настоящим парням

Нас подняли в обед

По учебной тревоге,

От внезапности той

Подкосились чуть ноги.

Не успела к желудку

Прилипнуть перловка,

Начался марш-бросок,

Марафон, тренировка.

Взводный темп закрутил,

Прилагая все силы.

Он у нас супермен,

Так его окрестили.

Мысли в голову лезут:

«И зачем сейчас подняли?

Лучше было б с утра,

Когда ночь отдыхали».

Но Суворов придумал поговорку свою:

«Тяжело в учении – легко в бою».

Я вспомнил ее, хоть легче не стало,

Но злоба дурная куда-то пропала.

Ноги, как ноги, сами бежали,

Только бы мышцы не подкачали,

Только бы выдержать этот урок

И в увольнение рвануть на денек.

Ну а если отстанешь,

Значит – труба,

Прощай увольнение –

Завтра снова бега.

А за спиной вещмешок

тук да тук,

Ремнями прорезал

мне плечи по грудь.

Но самые страшные –

приклад и мушка,

Бьют по затылку,

спине, как из пушки.

Сбито дыхание,

Немеет нога,

Тут еще: «Газы!» -

Команда дана.

К черту, все брошу,

Нет сил бежать,

Но воля мне шепчет:

«Надо дожать.

Надо дожать,

Ты же – мужчина,

Ни кто же не гнал

В училище силой.

И если сегодня

С трассы слетишь,

Завтра, возможно,

Себе не простишь».

Мы бежали по скверу,

И прохожим было невдомек,

Что у нас был

Обычным учебный денек.

Пересохло во рту,

На губах пота пенка,

Мы бежали к успеху,

Я, Серега и Генка.

1995

 

Строевая подготовка

Строевая подготовка –

Это тела тренировка,

Четкость действий, ритма сила,

Зрелищна она, красива.

Это кажется, что просто

Каблуками щелкать ловко,

Руку сладко приложить,

Внятно, четко доложить.

С непривычки ломят кости,

Потом лоб, спина исходят,

Кровью дуются мозоли,

Натираешь больно ноги.

Изнуряет обучение.

Многократность повторения,

Делай – раз и делай – два,

Локоть, грудь, носок, стопа.

Мышцы просто на пределе,

Заплетаются колени,

Каблуки уходят в пятки,

Ноги стонут от зарядки.

Корпус весь в закрепощении,

Напряжение в движении,

Вразнобой отмашка рук,

И не слышен сага стук.

Подбородок опустился,

Локоть вправо завалился,

Сбил дыхание при докладе,

Нет фиксации в прикладе.

После группы упражнений

Подгибаются колени.

Ну а если строевая два часа,

Можно с плаца уносить бойца.

Вот такая тренировка –

Строевая подготовка,

Навык нужен здесь, закалка,

Труд, терпение, смекалка

Чтоб молодцеватым стать,

Нужно пресс поднакачать,

Нужно бегать ветерком,

Чтоб стать строевиком.

1990


 

Лейтенанты

133 выпуску кремлевских курсантов

На площади Красной с волненьем стою –

Молодые офицеры в парадном строю.

Когда-то и я в той шеренге стоял,

О маршальском жезле в ранце мечтал.

Слепило от блеска золотых погон,

Светили звезды в рубиновый тон.

Серьезные лица, уже твердый шаг,

Но звонкий, по юности, голос в доклад.

По жизненной сути — еще мальчишки,

И грезятся им походы из книжки,

И снятся в ночи романтика боя,

Блистательный китель, погоны героя.

Еще бушует в сердце весна,

Курсантами были только вчера.

Матчасть изучали, уставы зубрили,

И в увольнении патруль обходили.

Душа нараспашку, внутри все хохочет,

И молодость слышать проблемы не хочет.

Еще предстоит страдать и терять,

Частичку живого от себя оторвать.

Пора выпускная рутины не знает,

На первую должность приказ назначает.

Медные трубы в дорогу зовут, -

Красная площадь провожает их в путь.

Невзгоды, разлуки, зигзаги судьбы -

Все это будет потом впереди.

Сегодня с подругой мечтай и летай,

Удач, лейтенант! Твори и дерзай!

2010


 

Разведбат

Заполярной разведке

Здесь не пехота, здесь разведбат.

Парадная форма у нас маскхалат.

Все больше по имени, больше – братишка,

На полную выкладку, на грани риска.

Поджарый комбат нас в сопки бросает

В учебном дозоре мелочей не прощает.

Не вышли на связь в назначенный срок,

Не ждите вертушки, по тундре бросок.

Все делали верно, как и учили,

Но бури магнитные нам не простили.

Забит под завязку КаВэ* диапазон

Пробиться в эфире уже не резон.

Мы стиснули зубы – не привыкать,

И эту дистанцию надо дожать.

Развединформация штабу нужна,

В запасном квадрате нам быть до утра.

Ночной маршбросок – небольшие дела,

Морпеха посты, вот это беда.

Условный противник захватит, гляди.

Уходим болотом по горло в грязи.

Дыхалка хрипела, всю ночь упирались.

Удача пришла, и к утру оторвались.

За сопкой в лощине забрал вертолет,

И это был самый счастливый полет.

1994

*КаВэ — короткие волны

 

Прыжок

Я сделал шаг в небо – прыжок в никуда.

Что ждет меня дальше – победа? беда?

Почувствовать воздух, полет и свободу,

Похоже как в детстве: с обрыва и в воду.

Я сделал шаг в бездну и купол раскрыл -

От страха, сомнений тогда уходил.

От ложных упреков, недосказанных слов,

Непонимания и от пустяков.

Я сделал шаг в небо – секунды парил,

Но много прочувствовал и пережил.

Не сразу слетела с души шелуха,

Но стало спокойней – ушла суета.

1990-2000


 

Войсковая разведка

Дню войсковой разведки

Они тихо уходят всегда до рассвета,

Возвращаются молча, иногда с того света.

Летучие мыши их покой стерегут

По лунному следу поиск ведут.

Их кредо – идти через не могу,

Задачу решить незаметно врагу.

В разгрузке БэКа*, камуфляжный наряд

И чуточку грустный разведчика взгляд.

Ребята спокойные, на вид неказистые,

Но есть и рисковые, и голосистые.

С бедой и удачей — они на ты,

Букеты доставят с чужой полосы.

В их жилы закачан адреналин,

И бьется боец, хоть в поле один.

Их нервы зажаты в стальном кулаке,

А души поют песни группы «Любэ».

2010

*БэКа — боевой комплект

 

Командирские сны

Командирам полка

Мне снится мой полк

На марше и на плацу.

Мне снится мой полк

На вождении и БэТэУ*.

Мне снятся успехи

И полный провал,

Нелегкие будни,

Победы запал.

Мне снятся глаза

Моих лучших солдат,

Их много, они,

Словно звезды, горят.

эНПэ** на высотке –

Идет ПэТэУ***.

Вторые сутки

Глаз не сомкну.

Волнение – сильное,

Мой первый этап.

Все вроде бы в норме,

Но что – то не так.

Стрельба батареи,

Да дальность не та,

И группа разрывов

В траншею легла.

* БэТэУ – БТУ батальонное тактическое учение.

** эНПэ – НП наблюдательный пункт.

*** ПэТэУ – ПТУ  полковое тактическое учение.

«Комбат на связь!»

А в трубе – тишина.

В бинокли вросли

Руководства глаза.

Но что там в окопе,

На передке?

Пульсируют мысли

На мокром виске.

Я верю – комбат

Разберемся скорей,

Он старше меня,

А значит, мудрей.

«Все в норме,

К атаке готов батальон», -

Спокойно и четко

Докладывал он.

«Что будет делать,

Товарищ майор?» -

Негромко спросил

Командарм за спиной.

Волнение, как стрелки

Часов, перевел:

«К атаке готов!» -

«Ты, я вижу, — орел».

Мне снится палатка

В сосновом бору.

Я резким движением

Рисую стрелу.

И надо бы паузу взять –

Помолчать,

Но где там,

В докладе меня не унять.

Глубокая осень,

Боевая стрельба.

Ночь, эпизод,

Оборона полка.

Усеяна вышка

Лампасами в ряд,

Командующий округом

Проводит этап.

Я вроде не зелен,

В стрельбе наторел

И на показах

Не одну собаку съел.

Но к бою ночному

Привыкнуть не смог –

Разрывы, подсветки

И трассы поток.

Три красных ракеты

Взметнулись в зенит.

Сигнал на отбой:

«Всем огонь прекратить!»

«Не будет ли выстрелов,

Товарищ командир?» -

Спросил командующий,

Взял паузу и закурил.

«Так точно, не будет», -

Язык отрубил,

И тут только понял я,

Что поспешил.

А может, остался лишний заряд?

Или застрял в канале снаряд?

А может, ракета в разъем не вошла?

Или в окоп закатилась чека?

А может, задержка КаПэВэТэ*?

Или боец уснул на эНПэ,

Который патроны не дострелял?

Я тысячу раз с ними все повторял.

Неужто свой полк так и не научил?

А уйму времени напрасно загубил?

Неужто командира как мальчик подвел?

Неужто я уже не орел?

Закончилась пауза,

Огонь сигареты погас,

Но выстрел случайный

Ночной тишины не потряс.

Я голову поднял,

Светила луна,

А с неба летела

Удачи звезда.

Мне снится мой полк,

Я этим дышу.

Мне снится мой полк,

И я не усну.

1995

* КаПэВэТэ- КПВТ  сокращенное наименование пулемета

 

Полковой оркестр

Когда слышу игру полкового оркестра,

Учащается пульс и в груди мало места.

Он торжественно, чинно играет «Зарю»,

И наш полк замирает в едином строю.

На разводе играет он марши бравые,

С ними наши отцы побеждали усталые,

С ними сами росли, закалялись, мужали,

А теперь под знамена защитников встали.

Поднимает он дух войскового братства

И смягчает труд нелегкий солдатский

И не будет ратному делу места,

Если в части не будет духового оркестра.

1991


 

Гарвардские уроки

Программа Генштабом

Утверждена:

Безопасность

России и США.

Летим на учебу -

Под крылом океан,

Пока в отношениях

Наших туман.

Летим с надеждой,

Изменить времена.

Союзники были,

Была и стена.

Пора разомкнуть

Железные шоры:

Вчера — противники,

Сегодня – партнеры.

Двенадцать генералов

С каждой стороны,

Взаимодействия точки

Обсудить должны.

Задача нелегкая –

Партнерство развить.

У них, кроме этого,

Нас изучить.

В Кембридже — снег,

Такие дела.

На площади Ярда -

Русские колокола.

Значит, похожи -

Общее здесь.

Значит, надежда

Все-таки есть.

Диалоги — взахлеб,

Перерывы — минутки,

Перевод синхронный -

Круглые сутки.

Какие шаги

Необходимо принять,

И планку доверия

Выше поднять?

Кто кулаки должен

Первым разжать,

Чтобы партнеру

Не угрожать?

Вопросы с перчинкой,

Дела наши плохи,

К закрытости тянет

Груз прошлой эпохи.

Не верит нам

И их сторона,

Хотя, на словах

Желает добра.

Нет-нет, да проскочат

Намеки, слова,

На то, что Россия -

Империя зла.

Мы вторим

В ответ:

«Вам тоже пора

Умерить амбиции, США».

В пылу позабыт

Дипломатии тон,

По-русски поставлен

Вопрос ребром.

И, глядя в упор,

И, не отводя глаз,

Без слов понял каждый,

Что выполнит приказ.

Закончился диспут,

Стало ясно тогда:

Да, мы — партнеры,

Но пока — не друзья.

По протоколу

И повестке дня -

Делают стороны

Свои вечера.

К русскому ужину -

Напитки из Москвы,

На Бостонском рынке -

Капусту нашли.

Согласно этикету

Принимающей стороны

Назначены правила

Нашей игры.

Пили все разом,

Залпом, до дна,

Официальность

Быстро прошла.

Дух поединка

На вечеринке царит,

Кто кого круче,

Кто к утру устоит?

Контрольный тост

Языки развязал,

Спичами давит

Двухзвездный генерал

С горькой фужер

Навстречу идет,

Руку мне тянет,

В объятья зовет.

Но что-то держит

За плечи меня,

Не раскрывается

Разом душа.

Видно, должны

Пройти времена,

Чтобы партнеры -

Стали друзья!

2003

 

ДИСПОЗИЦИЯ

 

9 Мая

Ветеранам Великой Отечественной войны

Так мы впитали, так нас учили,

И чтобы сегодня ни говорили,

Весна! Для российского внука и деда

Это – Девятое Мая, это – Победа!

Победа над тьмой – нечистой силой,

Над похоронками, что в дом носили.

Победа над страхом, который в душе

человеческой есть,

Над фальшью и трусами, не испытавшими

гордость и честь,

Победа в слезах неуемных, как ливень,

Во вдовьих страданиях женщин России,

И в братских могилах без звезд и крестов,

В блокаде голодной, в сынах без отцов,

И в крепкой дружбе народов,

И в силе,

Которую

«Русским духом» давно окрестили.

Из книг мы черпали про тех дней былины

И помним по фильмам трагедий кровавых

картины.

Но главные свидетели это Вы,

Ветераны минувшей мировой войны.

Гляжу я сегодня на Ваши седины,

На горем прорезанные морщины

И думаю: «Как же Вы были красивы!

И розовы щеки и смольные гривы.

Беда и разруха, но всё же любили,

И ждали весну, и верность хранили,

Вы счастливы были заре и рассвету

И запахам поля, ромашек букету.

Нет, не от старости Ваши седины,

Это же пепел спаленной Хатыни

И тысяч сожженных дотла деревень.

Не выбить из памяти черную тень.

А горем прорезанные морщины –

Это осколки пехотной мины,

Это же друг, не пришедший из боя,

Ночи кошмаров и дни без покоя».

Время залечит кровавые раны,

Но все же не спится в ночи ветерану.

Не заживает в душе твоей шрам,

Он голыми нервами пульсирует там.

И вроде бы пули не свистят у виска,

И чистое небо, но на сердце тоска,

Никак ты не можешь понять Ветеран,

Как нищенской участи вынести срам?

И мы поднимаем сегодня бокалы

За то, что Вы молодость в жертву отдали,

Любовь и житейское счастье твое

Война подменила на окоп и ружье.

Поверьте, нам стыдно, что много лет спустя

Не создали Вам достойного очага,

Мы каемся горько, чаще – молчим,

Но Подвиг Великий помним и чтим!

1992

 

Кремлевские курсанты

Подвигу отдельного курсантского полка

Год сорок первый, начало октября.

Враг под Москвой, полыхает земля.

Фронтальный удар катастрофой грозит,

Брешь в обороне некем закрыть.

Ставка резервы планирует дать,

Но, тридцать суток надо стоять.

Горн на рассвете, тревоги призыв,

Кремлевских курсантов бросают в прорыв.

Крещение первое — бой под Лотошино,

Зловеще идут фашистские полчища.

Снаряды по счету, нет брони,

Соотношение сил — один к девяти!

Патроны в промах негоже бросать,

Задача стоит — рубеж удержать

И, чтобы до верного цель поразить

Дистанцию боя, приказ — сократить.

Как подпустить противника близко?

Опыта нет — вчерашний мальчишка.

Как не нажать без команды курок?

Лед по спине, а внутри — кипяток.

Рвутся снаряды и рвутся сердца,

Видны уже глаза врага.

Крепко зажата гашетка в ладонь

Ротного окрик: «Кинжальный огонь!»

Атака отбита, но враг силен -

Во фланг соседу удар нанесен.

Надолго огонь батареи умолк,

Но держит позицию Панфиловский полк.

Ночной атакой кремлевец дерзит,

Из Львовской роши противник бежит

Накал рукопашного вышел на пик,

На стыке успех, перелесок отбит.

Отход, контратака, огня полоса,

Приказ командарма: «Взять «языка»!

Поиск, засада, стрельба в упор,

В разведку идет курсантский дозор.

Восходит заря, нет времени ждать

Задача поставлена, надо решать.

Пятеро смелых в налете сильны

Девять фашистов к утру пленены.

Бой в окружении. Враг — упредил

«Это же русский Фермопил!», -

Вспомнил курсант боевой эпизод

Истории войн, довоенный урок.

Держат экзамен на фронте, в строю,

Все как один в смертельном бою.

Отдельный полк кремлевских курсантов

Стоит в обороне как триста спартанцев!

Нет передышки, но радость пришла -

«Вы — лейтенанты!», — сказала Москва

Мигом окопы приказ облетел:

Ты и солдат, и ты — офицер.

Стали светлее хмурые лица.

Искры в глазах, кубарь — в петлицы

Силы иссякли, часок отдохнуть,

Но лейтенанту теперь не уснуть.

«Меня не убьют, и мы победим,

Счастливую жизнь для всех создадим».

В грезах своих, развивая мотив

Наверное, думал каждый из них.

Танки на флангах, «юнкерсы» бьют

Выпускники в атаку идут

Все лейтенанты и каждый второй

Шел в эту осень в последний бой.

2009


 

Зов памяти

Трептов-парк в Берлине 30 лет спустя.

Что тянет ныне русских сюда?

Ухожен и строг наш мемориал.

В почетном карауле здесь прежде стоял.

Уносит время подвиги вдаль -

И давят на сердце грусть да печаль.

Живые цветы на гранитной плите

В далекой стране лежат в тишине.

Их кто-то принес и к скорби воззвал.

Зов памяти предков сигнал передал.

Его подхватил порыв души

И стало понятно — здесь быть должны!

Пришло мое время память хранить,

Живые цветы в феврале возложить.

Из края берез и белой зимы

Частичку родного до Вас донести.

Мы помним, ребята, и подвиги чтим.

В карауле молчания с сыновьями стоим.

Я верю и знаю, придут времена -

Цветы принесут сыновей сыновья!

2011


 

Господа офицеры

Русским, советским и российским офицерам

Господа офицеры – голубые князья!

Мы сегодня — изгои, но присяга дана.

Как хранить узы прежнего братства?

И врагами вовек не расстаться…

Что-то рушится в нашей чести,

Вот поэтому мы не на месте.

Ни к чему ратной службы закалка,

Твердость духа и боя смекалка.

Мы не много от жизни имели,

И виски наши быстро седели.

Жены наши страдали безмолвно

В гарнизонах хододных и темных

Да, страна повернула на Запад.

Кто противником был – считается братом.

Мы не против людей, мы не жаждем мести,

Просто хочется жить нам, как люди,

чтоб все честь по чести.

Воевали ведь деды наши,

Не сладко пришлось и отцам.

Поколение наше

Хлебнуло пыльный Афган.

Чернобыль, Армения, БАМ.

Где трудно,

Армия, всегда была ты там.

Почему же так быстро забыли?

И врагами уж нас окрестили,

Как на пытку иду,

На страшный допрос.

Каждый день себе ставлю я этот вопрос.

Да, правители продешевили

Или просто, по-русски, сглупили,

А в политике – играли в перегонки,

Вот, бежим из Европы, только пятки видны.

Но, по-моему, не только они

В дебри трудностей нас завели.

Видно, сами мы маху дали и теперь

Пожинаем плоды бездуховности,

фальши и лжи.

Все казалось мне ясно и просто,

И не ставил я круто вопросы.

Там противники, здесь друзья,

У них море, у нас земля.

У них самолеты, у нас ракеты,

У нас хоккеисты, у них пистолеты,

У них кукуруза, у нас целина,

У нас балерины, у них наркота.

Вот с этим работали, жили, служили,

Журналы читали, учебники зубрили

И в самоволку, сбежав от патруля,

На вечеринках выкидывали кренделя.

А чтобы истину достать из-под земли,

С друзьями спорили до хрипоты.

И, начитавшись Бунина и Куприна,

Не приходил к курсанту сон до самого утра.

Дуэли, барышни, походы и кабак –

Всё смешалось в кучу,

в голове кромешный мрак,

И, чтобы наступило просветление ума,

Нам не хватало глоточка благородного вина.

Но, научившись время в увольнении беречь,

Мы совмещали танцы, ужины и речь.

На вечеринке подругу покрепче прижав,

Лихо рассказывали ей про устав.

Я помню, как сейчас, – девчонка что надо,

Сидим на веранде вишневого сада,

Меня пригласили на именины семьи,

Поэтому взял я в охапку цветы.

Красивые речи, манеры и жесты,

Изысканы вкусы, но я тут на месте,

Звучат комплименты, вокал и рояли,

И вдруг кто-то выкрикнул:

«Средь нас есть гусары!»

И тут, как обычно,

Вопросы, подколки и тесты,

Понял все сразу –

Хотят поставить на место.

Я выдержал паузу, придушил в себе страх

И сходу выдал биографию в стихах.

Эффект дополнил стуком каблуков

И в целом фору дал на сто очков.

В тот вечер превзошел я самого себя,

Подруга целовала с гордостью меня,

А именитый дядя, бывший дворянин «царицын»,

Исполнил романс «Поручик Голицын».

Захлопали гости, а мне стало грустно,

Вдруг что-то екнуло там, внутри,

И понял тогда, что было пусто

Без песни этой в моей груди.

Как? Почему? Не слышал я раньше

Слов немудреных, но от души,

Это же строки истории нашей,

Трудной, военной, русской судьбы.

То ли мелодия грустных тонов?

Или же смысл отчаянных слов?

Вернее, всё вместе: ноты, слова.

Кругом пошла моя голова.

Я поселился на книжных полках,

Пытаясь истину скорее найти,

Открыть секреты всех белых пятен –

Темной истории крутые витки.

Но как ни стремилась душа к истокам,

В попытках на правду свет пролить,

Учебник истории нашей кромсали жестоко,

Цензура бережно тайны хранит.

И так, вырывая кусочки фраз,

В тени оставляя сотни фактов,

Нас обокрали тысячу раз,

Скрывая в архивах тонны актов.

Предан забвению Георгиевский крест,

А вместе с ним отвага и честь.

Не вьется на реях Андреевский флаг –

Символ бесстрашия флотских атак.

Кровь на тельняшках, мачты в огне,

Сколько лежит русской славы на дне?

Помнят Корфу, Синоп и Гангут,

Вот только дома их нынче не чтут.

Вымощен трупами Балканский поход,

Кто же России героев вернет?

Под снежной Шипкой, храня тишину,

Ушли наши парни в вечную тьму.

А в снежной России,

Верность храня,

Русская баба

В слезах у плетня

Бога молила, верой жила,

О детях мечтала, дом стерегла.

И так, не дождавшись домой мужика,

Старой девой в землю ушла.

же горя ты, Русь, понесла?

Сколько слез вдовьих земля приняла?

Кровью политы наши поля.

Вот и молиться хотела душа.

Но отбирала иконы страна

И, разрушая церкви дотла,

Дерзко нарушив священный завет,

Стирала память минувших лет.

Мы рушили храмы русской святыни,

Душу народа превратили в пустыню,

А под обломками храма Спасителя Христа

Похоронили подвиг героев Бородина.

Вот вспомнил все это – забытые лица,

Поля и березы, донские станицы,

Славу походов русских отцов

И прелесть пахучую некошеных лугов.

И стала понятна

Мне грусть и тоска,

Давившая грудь

И стуча у виска,

Не верьте на слово политиканам, лжецам,

Не привыкайте к названиям и ярлыкам,

Которые вешает здесь и там

Чиновник бездушный нашим отцам.

И не ищите правды для всех.

Здесь не подходит тотальный рецепт,

Сам разберись в ситуации мрачной,

Тогда и сам черт тебе будет не страшен.

Тогда и не будет Армия лишней и без сапог,

И офицерский мундир порочить

скверностью слов,

В этом строю Народ и Армия будут едины,

А это значит, что мы опять – непобедимы!

1991

 

Офицер

Теплый вечер на даче,

Чай и друзья.

Канал НТВ

Заворожил глаза.

В разделе – сенсация,

Новости дня.

Факт необычный

Потряс меня.

Начальник штаба

ВМС США,

Которого смерть

В бою обошла,

Которому всюду

Светила судьба

И плечи покрыла

Фортуны звезда,

Который спиртного

Ни грамма не пил,

Пулю от кольта

В сердце всадил.

Не скоро утихли

Споры про то,

Как на самом деле

Все произошло.

Одни говорили,

Что это враги.

Другие твердили:

«Амуры любви».

Иные считали:

«В деньгах прогорел».

А старый день вымолвил:

«Он офицер».

Он где-то запутался,

В чем-то сглупил,

Но личным позором

Мундир не залил.

Не важно, где служишь

И сколько звезд снял.

А важно!

Единожды чтоб присягал.

Есть выход по чести –

В отставку уйти.

И ношу тяжелую

С собой не нести.

Но если в погонах

Остался мундир,

Обязан ты биться,

Хоть в поле один.

И пусть далеко,

Но все же они есть,

Кому не пустой звук –

Офицерская честь.

1996


 

Кредо

Самый лучший фильм – «Офицеры».

Самые безумные жертвы – во имя веры.

Самая трудная работа – честная.

Самое мерзкое – фальшь лестная.

Самая первая любовь – вечная.

Самый лучший друг – верный.

Самый легкий успех – купленный.

Самое страшное – быть преданным.

Самые светлые волосы – русые.

Самые красивые – часто глупые.

Самые близкие женщины – матери.

Самые странные бывают желательны.

Самая большая потеря – времени.

Самое земное счастье – рождение.

Самая важная победа – над собой.

Самое-самое – на «ты» быть с судьбой.

1998

 

***

Мне тридцать шесть.

Спросили как-то меня друзья:

«Чего достиг ты, парень, в свои года?»

Я отвечаю с ходу, слова бросая влет:

«Квартиры нет, ей Богу, не ждет и в банке счет.

Машины нет и дачи, но этим не кичусь

И рано или поздно хозяйством обживусь.

Но чем горжусь я круто и в чем я преуспел,

Не глядя на разлуки, загруженности дел,

Так это — бросить вызов фатальности судьбы.

И жизнь свою наполнить успехами души.

Украсить будни радостью победы над собой,

Ведя с ханжой и слабостью бескомпромиссный бой.

Недосыпая ночи, страдая от тоски,

Недоедая досыта, болезням вопреки,

И ползая по грязи, в метели и пургу,

Когда сковало снегом, казалось, кровь твою.

Когда уходит поезд, а надо - не отстать,

Когда глаза слипает, а надо — не дремать.

Когда мечта  уходит, которую так ждал,

И слов своей подруге ты главных не сказал.

Когда друзья танцуют, а ты — на караул,

С досадой скрежешь зубы судорогой скул.

Когда всем страшно до смерти и сердце бьет, как лом,

Ты морду кривишь похотя, как будто нипочем.

Или же, ради истины ты узы дружбы рвешь,

Отстаивая принципы, которыми живешь.

Когда, как волк, обложенный охотниками  сплошь,

Под канонадой выстрелов ты на заслоны прешь,

Не думая о страхе и не молясь на крест,

Усталый, но счастливый, штурмуешь Эверест.

Тогда снимаешь звезды ты с легкостью орла.

И океан мелеет до видимости дна.

Тогда чертей за бороду с улыбкой ты ведешь.

Тогда работа спорится, и лишь тогда — живешь».

1991


 

Корни

Баян и тальянка,

Деревенская пляска -

Это родина малая,

Это русская сказка.

Простое застолье,

Закат у реки,

Гулянка всю ночь,

Поутру – петухи.

И запах покоса,

И синие дали…

Мы все это видели,

Этим дышали…

2010

 

***

Деньги – это дорога,

Деньги – это мечты,

Деньги – это свобода,

Если они твои.

2005


 

Плата

За все нам в жизни приходится платить,

И истину эту никак не изменить.

Вопрос лишь в том, чем и когда?

Сейчас, когда денег нет, но душа молода,

Или потом, немного погодя,

Когда на коне ты и казна не пуста,

Но в жилах течет не кровь, а вода.

За все нам в жизни приходится платить,

И тут никак судьбу не обхитрить.

Платить за газ, за воду и за свет,

За то, что почтой передал привет,

Платить за дружбу, за ночной ресторан,

За слезы матери, любимой обман,

Платить за грубость, за прямоту,

За то, что не струсил – сказал, как врагу,

И не променял на красивую вещь

Ты руку друга – мужскую честь.

За все нам в жизни приходится платить,

Но денег может не на все хватить,

И в ход пойдут седые виски,

Бессонные ночи, невзгоды семьи,

Ошибки и глупости, слезы и стон,

Пот лошадиный, кошмарный сон.

И если увидишь, что пуст твой карман,

Не суетись, не трусь, не иди на обман,

Из тысяч купюр не меняй одну –

Самую крупную – душу свою.

1990

 

Транспорт нефти

Ко Дню работников нефтяной

и газовой промышленности

компании «АК «Транснефть»

Задачи Компании сложны и значительны:

Подать нефть от добычи до потребителя,

Объемы прокачки должны позволять

Все, что нефтяники смогут поднять.

А наши контрактные обязательства

Вне зоны влияния любых обстоятельств.

И все, что прописано договорами строк,

Будет поставлено в объеме и в срок.

Люди, турбины и бизнес-процессы –

В единой системе сплетены интересы.

И этот гигантских труб организм

Работает, как часовой механизм,

А чтобы пульс на прокачке держать

И реконструкции темп не терять,

Чтоб планы программ не развертывать вспять,

Даны поручения – их выполнять.

И бьются ДАО* за каждый пункт,

Врезая опоры в гранитный грунт,

Ревут экскаваторы, стонут троса –

Смонтирован лупинг, взята высота,

Прокачано в смену сотни тонн нефти,

В норме давление магистральных труб.

И это нашей Компании будни,

И это наш повседневный труд,

Но новые вызовы. Время зовет:

«Россия – к расцвету! Россия – вперед!»

Кремль ставит задачу: трубу – на восток,

Где инноваций солнце встает,

Где новые рынки сулят успех

Хай-тек технологий, намечен прогресс,

Где биржу нефти необходимо создать

И дальневосточный бизнес поднять.

И вновь, как на Балтике, засучив рукава,

В проектную бездну нырнула АКа**,

Но в самом начале строительства пути

Новая вводная: Байкал – обойти!

И наша Компания держит удар.

Другая бы рухнула наповал.

В сто раз возрастают риски ошибок,

Мозги закипают, на это нет скидок.

Проблемы большие, часть их решили,

Решаем сегодня и будем решать.

Нам к будням нелегким не привыкать:

На том нефть стояла и будет стоять.

И так, шаг за шагом, спуски, подъем,

В назначенный срок мы трассу пройдем.

И как не сложен Президента указ,

«Транснефть» выполняет госзаказ!

2007

* ДАО — дочерние акционерное общество

**АКа — акционерная компания «АК «Транснефть»

 

Ночь в музее

Ко Дню музеев

Мы реже стали встречаться вживую,

В сетях в основном, реальность минуя.

И, чтобы совсем не отвыкнуть общаться,

Назначена ночь по музеям шататься.

Забудь про усталость, обыденность прочь -

Нам предстоит креативная ночь.

Музей – это Муза, пути – камертон,

Сверяю поступки и жизненный тон.

Пытаюсь понять, что автор лепил,

Затем представляю, как сам поступил:

Что глаз зацепил? В чем согласен я с ним?

В себе ворошу аналог картин.

Полотна знакомых импрессионистов,

Дыхание каждого мне очень близко.

Их впечатления всегда выручают,

Когда я грущу, когда я скучаю.

Великий Пикассо – ранний кубизм

Юношеский будит максимализм.

Порой увлекают сюжеты Лотрека,

Но в главном по жизни мне ближе Дейнека.

Его картины энергией плещут,

Надежда и радость, как звезды блещут.

Мотивы творений жизни полны,

Без глянца тревожат душу они.

Я с ходу в сюжет полотна проникаю

И, кажется, что давно это знаю.

Фантазий и были – стираются грани

Картина во мне или я на экране?

Вот эстафета по Садовому кольцу,

Последний этап на Маяковке тащу.

Крики «жми, парень!» отчетливо слышу,

Рядом художник историю пишет.

Вот русые девушки косогором бегут

И новую жизнь движеньем несут.

А в перспективе — просторы России…

Мне грудь распирает и чувствую силы.

Не просто спокойно у картины стоять

И хочется с ними по полю бежать.

И будни рутинные совсем не напрасны,

И трудно подчас, но жизнь все же прекрасна!

Мадонна с ребенком – вечная тема,

Сюжета явление не трогает время.

Так ясно и просто глубину передать,

И суть материнства на холсте показать.

У этих полотен подолгу стою,

Как книгу читаю по ним жизнь свою.

Потом ухожу, возвращаюсь опять,

Что сделал не так? Пытаюсь понять.

Наступит время, придет момент -

И надо отбросить души сантимент.

Потребует выбор точный ответ,

Ты должен решить: да или нет.

И здесь не попутчик сюрреализм,

Вопросы ставит конкретная жизнь.

Какими полотнами себя окружал,

Такие мотивы в поступки вселял.

Предстанут в сознании сюжеты Дейнеки,

Извечный вопрос: в чем суть человека?

Что доброго сделал на этой планете?

И будут ли счастливы внуки и дети?

Луч солнца проник в окно галереи,

И майская ночь закрывает нам двери.

По улицам тихим пешком и вдвоем

Мы спорим с приятелем о том и о сем.

Не скоро сегодня я дома усну,

Но скоро в музей сыновей приведу.

И лучшие темы эпохи — Дейнека

С собой заберем в грядущие лета.

2009 – 2010

 

***

Я верил тогда

И сегодня я верю,

Что можно пробить

Железные стены,

Раздвинуть пределы

Черствой души

И достучаться до глухоты.

Я верил тогда

В большую идею,

В волшебную фею и доброго зверя.

И надо идти,

Не бояться терять,

И надо только

Чуть-чуть подождать.

Я верил тогда

И сегодня я верю,

Что можно открыть любые двери,

Что можно выйти

Сухим из воды,

Но только другим

И без прежней мечты.

2010

 

ПРИВАЛ

 

Я болею за ЦСКА

Я болею за ЦСКА,

за спортсменов армии,

За легенды ЦДКА,

и молодую гвардию.

За команду лейтенантов

Григория Федотова,

За упорство, мастерство

и игру без ропота.

За кульбиты и финты

Жиркова и Дзагоева,

Сумасшедшие пасы

и голы фартовые.

Я болею также,

и за Симака,

За всех, кто когда-то

играл за ЦСКА.

Потеря для клуба –

такая судьба,

Но в сердце болельщика

вы – навсегда.

Болею за смену

армейских малышей,

Что тянут родителей

на трибуну скорей.

За Акинфеева –

супер-вратаря,

Что в ноги бросается,

не жалея себя.

Я, болею за ЦСКА,

за армейский облик,

За ребят издалека,

и бразильский почерк,

За надежную защиту,

за проходы Красича,

Я болею за ЦСКА,

потому что нравятся:

Благородство, быстрота,

и напор суворовский.

Я болею за ЦСКА

за характер воинский.

С нами — правда и мечта,

с нами — нерв народа,

С нами — сила, красота

и Высоцкий Володя.

С нами — русская душа,

Танич Михаил.

Он, как воин, до конца

верность клубу сохранил.

Мы не давим на судью,

не фолим по-грязному,

Верим мы в игру свою -

разнообразную.

А на поле, как в бою,

надеемся на выучку,

На смекалку, остроту

и партнера выручку.

Мы на поле чужом

Барселону громили,

Жаль, Манчестер

вот только не додавили.

Но бились до

последнего момента,

Когда тащили -

золото великое – Ташкента.

И были триумфы,

и были провалы,

Но крепко в руках

удачу держали.

И первый в России –

трофей УЕФА -

Был завоеван

парнями ЦСКА.

2009

 

ЦСКА навсегда

Хоккеистам ЦСКА всех времен

с детства ворожила ледовая атака

На хоккейном поле завязывали драки.

По названьям клубов стороны делились

Мы в Петровском парке на катке рубились

Друг сказал: «Динамо» я сказал: «ЦСКА».

С тех пор продолжается детская мечта.

А потом постарше, в холод, на снегу

Мы срывали глотки, заливали тоску.

Серия с канадцами – совершенства предел

Лучших на планете хоккеистов удел.

Кто не прочувствовал эти матчи тогда,

Душу болельщика не поймет никогда.

Первый период — атак ураган

Соперник размазал нас по бортам

В силовых приемах они посильней

Мы не играли в грязный хоккей.

Канадцы грубят, к воротам нас жмут

Ломают хребет. Вот-вот перегнут.

Ликуют трибуны – русским конец!

Но бьется на поле армейский боец.

Броски сумасшедшие и так, и сяк.

В наших воротах молодой Третьяк.

Это потом он стал великим,

Спортсменом большим на мир знаменитым.

Тогда оборону держал лейтенант

Железные нервы, надежный как танк.

Наивен и горд, на комментарии скуп

Он честь защищал и свой родной клуб.

Изрезан коньками полированный лед,

Но в зоне противника игра не идет

На пятачке они также сильней

Фил Эспозито – возьми да забей.

Ребра хрустят, ручьями пот.

Михайлов пятерку выводит на лед.

Пас сразу в зону, Харламов бьет,

По счету пока противник ведет.

Нас провоцируют и мы вчетвером,

Неужели не выдержим и подведем?

Под шайбу ложится Геннадий Цыганков

И дух боевой укрепляет без слов.

Бросил тренер суровый взгляд

И стало понятно ни шагу назад.

Ворота спасли и шайбу забили

Чертям всем назло в серии победили.

С тех пор канадцам, русские снятся.

Нас уважают и в чем-то боятся.

И пусть продолжается детства мечта

Команда победы. Команда ЦСКА.

2010

 

Союзное дерби

Финальным матчам

«Жальгирис» – ЦСКА 80-ых

Нет, не премьера сезона в Большом.

Не Пугачева поет на Цветном -

Лишний билет невозможно купить,

На баскет-шоу фанат должен быть.

Союзное дерби: Каунас – Москва,

На паркете лидеры: «Жальгирис» – ЦСКА.

Лучшие парни сборной страны,

Половина — России, половина — Литвы

Зелено-белые по центру идут,

Армейский редут, как паутину рвут.

Сабонис хозяин под нашим щитом,

Надо держать его в зоне втроем.

Не точный бросок и стонет душа -

Частичка живого во мне умерла.

Армейский мяч не приняло кольцо,

Догнать соперника теперь нелегко.

Мозги напрягает тренерский штаб -

Как их центрового нейтрализовать.

Зону закрыли на железный замок,

У Тараканова пошел бросок.

Подбор за армейцами, в защите — не спим

Три длинных очка просто так не дадим.

Два точных, блок-шот и мы впереди,

Держать оборону — теперь не фоли.

Финал валидольный, по счету качели:

Пульсируют вены, мотор на пределе.

Как молот отбойный стучит в висок

И вот он, и вот он победный бросок!

Подобно старту космических ракет

Трибуна ЦСКА взлетает вверх.

В спортивном экстазе срываются глотки,

Хмелеем мгновенно, как будто от водки.

Безумная радость — крик из всех сил:

Мы сделали это и ты победил!

В такие мгновения я в небо лечу

И Александра Гомельского боготворю.

За то, что в клубе горел как свеча,

За то, что боролся за жизнь до конца,

За то, что создал боевой коллектив

И бьются ребята за армейский престиж.

В Российской лиге ЦСКА равных нет.

Финал Евролиги – дубль наших побед,

Но есть ностальгия на все времена,

Не хватает серии «Жальгирис» – ЦСКА.

Где побеждает не сумма контракта,

А полная выкладка в игре без остатка,

Где мастерство – фактор важнейший

И в честном бою первым будет сильнейший.

2010

 

Футбольный брат

Победе сборной Хорватии над командой Англии,

позволившей сборной России

участвовать в финальной части

чемпионата Европы по футболу

Разбив англичан, россияне просели,

На поле Израиля нас попросту съели –

Безликая, серая, позорная игра

К футбольным фанатам ворвалась беда

Успех Лужников – растворился в туман,

На сердце болельщика боль и обман,

Мечты о победе обрушил провал

Уходит от нас европейский финал.

Но чудо свершили балканские братья –

Им низкий поклон и наши объятья!

Тогда стал мне Олич – футбольным братом,

А я, россиянин – немного хорватом.

2008

 

Балтийские корни

Другу-калининградцу

Вновь на запад лечу – в Калининград,

Янтарный берег будет мне рад.

Песчаные дюны, морской прибой,

Душа так и тянет, здесь лад и покой.

Но жить в отрыве от большой страны

Калининградцы обречены.

Вот так и кочую, так и кручусь,

В столице — работа, здесь — мамина грусть.

Надеюсь, Прибалтика, придут времена

И не забудет про запад Москва,

И будет виза Литвы не нужна,

И проще будет приехать сюда.

2010

 

Якут

Связистам РРЛ* Олекминска

В центре Восточной Сибири,

Где вечная мерзлота,

Лежит на снежной перине

Красивая земля – Саха.

Законом суровой природы

Размерен жизни уклад.

Решения, дела и поступки

Не делаются здесь просто так.

И в этом таежном мире

Живет отважный народ,

Хранит традиции предков,

Якутом себя зовет.

И, если тоска — молчит,

Когда идет на край,

И, если боль – не скулит,

А, если пьет, то — чай.

И, если стрелять, то – в глаз

В суровой тайге один,

А, если найдет, так алмаз

Земли этой он – господин.

А, если коса, то – в пол,

И дома жена всегда ждет,

А, если гость – все на стол,

Такой вот якутский народ.

2008

* РРЛ — радиорелейная линия связи

 

Синдром усталости

Мне не хватает бодрости и смеха,

Мне не хватает красок и мечты,

Мне не хватает крупного успеха,

Мне также не хватает тишины,

Мне не хватает правильных ответов,

Мне не хватает веры и борьбы,

Мне не хватает сложности в сюжете,

Мне также не хватает простоты,

Мне не хватает легкости в движении,

Мне не хватает нежности и слез,

Мне не хватает головокружения,

Мне не хватает времени всерьез.

2003


***

Если б чудо случилось

И бог грехи мне простил,

Я бы в жизни прошедшей

Кое–что заменил.

Я бы в юности книжки другие читал,

Я бы в лунные ночи меньше бы спал,

Я бы истины поле бесконечно пахал

И стаканами водку за ворот не бросал.

Ну, а впрочем, наверное, это мечты,

Виртуальных желаний наивные сны.

В жизни жертвы такие вряд ли нужны,

Заменил бы я в прошлом привычки свои.

Я бы птицу удачи уже не ловил,

Опоздание к встрече никому не простил,

Я бы дьяволу душу за деньги продал,

Я бы всех подсидел и начальником стал.

Но чудо так и не случилось,

И бог грехи мне не простил.

Мечты с годами испарились,

А душу я в вине залил.

2002

 

Япония

Там солнца первые лучи встают,

Там волны на сушу океан несут,

Там сакура в марте пускает листок,

Там начинается день и Дальний Восток.

Там миф и реальность рядом идут,

И прошлое с будущим мирно живет.

Там сила традиций, чувства сильней,

И держатся люди исконных корней.

Могучий, таинственный Дальний Восток.

От сует Европы он очень далек.

А жизненный разум бесконечно велик,

И только часть в нем – человеческий лик.

Деревья и скалы, воздух, вода –

Не просто стихия, а живая душа.

И в жизни иной среди Сада камней

Ты встретишь не глыбы, а классных парней.

2009

 

Париж

Неужели я гуляю по Парижу,

Неужели наяву все это вижу,

Неужели это сказка — не сон,

Неужели я снова влюблен.

Вокруг интересные, теплые лица.

В каждом булыжнике радость сочится,

Все стильно, красиво, как в кино,

Вечные ценности – свобода, добро.

На чуточку больше можно налить,

На чуточку тоньше можно острить,

И многое то, что вроде вульгарно,

В Париже звучит легко и забавно.

2010


Прибалтика

Шепчет дождь по тенту летнего кафе –

Обычная погода в Прибалтике.

Обычная погода и в средней полосе,

Только не в июле, а в сентябре.

Фонари на Преголе* храмы стерегут,

Накануне вечера ждут, что их зажгут.

Разнаряжен город – день рожденья ждет.

Только дождь, бродяга, тучи приволок.

Он уже не шепчет, он уже стучит

И по лужам хлещет, листья теребит.

Со своим приятелем, ветром норд-ост,

Горожанам праздник разом перенес.

Колят тучи серые шпили неоготики,

А навстречу им – водяные дротики.

Не пробиться к морю солнечным лучам.

Пропадает отпуск, пропадаю сам.

Промокают тенты летнего кафе –

Вот такая слякоть в Прибалтике.

И уже не кофе, а горькую хлещу,

О пропавшем отпуске я с дождем грущу.

2007

* Преголя — река в Калининградской области


Ярополец

Антонине Павловне,

хранительнице истории

русского села Ярополец

Ярополец – небольшое русское село,

На земле Подмосковья возникло давно.

Здесь много событий деревни, страны

Историй и судеб в клубок сплетены.

Здесь Гончаровы давали бал.

Здесь полк кремлевцев насмерть стоял,

Здесь в годы лихие – закалялась сталь,

Гостил царский двор и был русский Версаль.

И, чтобы в Ивана, не помнящего родства,

Не превратилась великая судьба села,

Лопатят землю поисковики,

Пытаясь истину до нас донести.

Поклон великий простым селянам,

Крупинки истории собирали по граммам.

И в пору тяжелую, нужду презрев,

Старинные книги не меняли на хлеб.

Особый поклон Вам, Антонина,

За то, что курсантов как мать приютила.

В шестнадцать лет из сил выбиваясь,

Окопы копала, врагу не сдаваясь.

За замечательную библиотеку,

За то, что храните истории Лету,

За преданность делу, родному селу,

За русскую душу и большую семью.

2010

 

Пулеметная школа           (Дню рождения Московского военного училища) 

 

Пулеметная школа родилась

На изломе великих эпох

И военному делу учила

В стенах кремлевских дворцов.

 

А в годы лихих испытаний

На поле боев за страну

Курсанты экзамен держали,

Жизни, отдав за Москву.

 

И если грозное время

В военный поход позовет,

Кремлевских курсантов смена

Сделает шаг вперед.

 

Мы службой военной гордимся,

Стремимся азы познать,

Умение, натиск, смекалку

Суворовской науки побеждать.

 

А  чтобы беда не случилась,

И чтоб трепетал супостат,

Московское командное училище

Чеканит кремлевский шаг.

2015

 

Судьба военная    2   (Присяге курсантов 2015)

 

Судьбу свою выбираем

Еще с дошкольных дворов,

Когда с пацанами играем,

Делясь на своих и врагов.

 

Потом о походах мечтаем

Небесных, земных и морских,

И лодку с другом качаем,

Волнуя подруг своих.

 

А после шумного бала,

Волнение скрыв  луной,

Ты скажешь: «Милая дама,

будьте моей женой! »

 

И будет она улыбаться,

Кружась в звездной ночи,

Вы будете вместе смеяться ,

Летая всю ночь до зари.

 

Однажды с любимой прощаясь,

В далекий поход уходя,

Ты загадаешь желание,

Чтобы сбылась мечта.

 

Защемит сердце печалью,

Стоит у окна одна.

И сбудутся ваши желания,

И будут расти сыновья.

 

А если беда наступит,

И грянет тяжелый бой.

Ты должен подняться в атаку,

Ты должен позвать за собой.

 

И пусть меняется время,

Становится жизнь другой,

Но пусть лейтенантский китель

Будет мальчишке судьбой.

2015

 

Пролетарская классика                   (Скульптуре И. Шадра «Девушка с веслом»)      

Время героев и время мечтателей,

Новых открытий и созидателей.

Новые стили архитектуры,

Новые символы пролетарской культуры.

 

Статуя девушки в центре фонтана

Новым рабочим красоту излучала.

Энергия мускулов, античная грация,

Срывала богиня восторги,  овации.

 

Но злопыхатели и сытые критики

Сказали, что недостаточно в образе этики,

Что ноги длинны и излишне красивы

Лицо, фигура и мускулов сила.

 

А формы нагие спортивного тела

Будут вредны рабочему делу.

Нельзя  никому  и ничем отличаться,

Нельзя высоко мечте  подниматься.

 

Тогда опустили скульптуру  с небес,

В одежды одели, чтоб пропал интерес.

Подрезали ноги, лицо упростили,

А энергичные плечи скруглили.

 

В другую руку вложили весло,

И от богини не осталось ничего.

Пропали движение  и вдохновение,

зажигающие звезду,

Которые и создают красоту.

 

Исчезла богиня и мечты испарились,

И взгляды героев на жизнь изменились.

И новым идеалом красоты пролетариата

Стала работница с садовой лопатой.

2015

 

Конструктивизм                        (Московским конструктивистам)

 

Немые творения городской архитектуры -

Часть нашей истории и нашей культуры.

Модерн и эклектика,  ар-деко и классика,

Мозаика и портики, ну просто фантастика.

 

Но выделяется из всех конструктивизм,

Стиль революции — эпохи многих «изм».

И вроде нет изысков, но светло.

Ты видишь мир через огромное окно.

 

Распахнута  душа, во всем простор,

И клеится легко с подругой разговор.

А в отношения людей влетает новизна.

Да, это Маяковского пора.

 

Вот дом-коммуна, Гинзбурга эксперимент,

Уклада жизни новой сохранил фрагмент.

Здесь кухня-фабрика и детский блок,

И есть отдельный корпус для холостяков.

 

И в этом доме Леонидов жил,

Архитектурные поэмы здесь творил.

Он притяжение земное опрокинул,

Когда дворцы  на вантах  воздвигнул.

 

А круглый дом без излишних лепнин

Создал для любимой Мельников Константин.

И клуб для рабочих — шедевр Весниных,

Это все тоже конструктивизм.

 

Конструктивизм это время которое надо понять

Это пространство способное жизнь менять

Это движение которое мечту воплощает в быль

Конструктивизм это больше чем архитектурный стиль

Мозги Корбизье эти духом пропитаны.

На нем рабочий и колхозница воспитаны.

Стиль светлых и индустриальных тем,

Стиль  самых дерзких в жизни перемен.

2015